base Ёё
БУКВА
new Ёё


« Назад
Появление буквы «Ё»
Вперёд »

 

 

Заседание Академии Российской словесности

Екатерина Романовна Воронцова-Дашкова стала первой женщиной в мире, которая управляла Академией наук. Также по её предложению 30 сентября (11 октября) 1783 года была учреждена Императорская Российская академия, имевшая одной из главных целей исследование русского языка, и Дашкова стала её первым председателем.

Дашкова Екатерина Романовна (17 (28) марта 1743 – 4 (16) января 1810) – директор Императорской академии наук и художеств (Российской академии наук), писательница, статс-дама, княгиня. Родилась в Санкт-Петербурге. Дочь графа Романа Илларионовича Воронцова и Марфы Ивановны, урожденной Сурминой. Крестница императрицы Елизаветы Петровны и Петра Федоровича [i1] .

Официальная история литеры «ё» началась 29 ноября 1783 года. В этот день состоялось заседание Академии Российской словесности. Присутствующие на собрании обсуждали проект толкового славяно-российского словаря — «Словаря Академии Российской». Тогда в заседании приняли участие видные литераторы и академики: Гавриил Державин, Денис Фонвизин, Иван Лепёхин, и, конечно, директор академии — княгиня Екатерина Дашкова.

Когда собрание подходило к концу, княгиня Екатерина Дашкова поинтересовалась у участников, как бы они написали слово "ёлка". Не дождавшись внятного ответа, княгиня предложила вместо двух букв «їo» записывать одну — "Е с двумя точками сверху" или «ё». Её предложение было поддержано литераторами, и буква получила официальное признание. 

 

Иван Иванович Дмитриев

Долгое время считалось, что свою известность буква «ё» обрела благодаря Николаю Карамзину.

Позже стало известно, что до Карамзина букву «ё» применил другой русский писатель, поэт и политик Иван Дмитриев в его книге «И мои безделки», 1795 (первое печатное издание с «ё»).

Ива́н Ива́нович Дми́триев (10 [21] сентября 1760, село Богородское, Казанская губерния — 3 [15] октября 1837, Москва) — государственный деятель, сенатор, член государственного совета, министр юстиции в 1810—1814 годах; русский поэт, баснописец, представитель сентиментализма. Член Российской академии (1797).

Согласно исследованию Е.В.Пчелова и В.Т.Чумакова («Два века русской буквы Ё. История и словарь», М., 2000), именно в ней впервые была использована буква «ё» в слове «всё». Затем последовали слова: огонёк, пенёк, василёчик… Можно добавить, что произведением И.И.Дмитриева с напечатанным словом «всё» стала стихотворная сказка «Причудница».

 

Известно, что первоначально «И мои безделки» были напечатаны без использования буквы «ё».
Однако, И.И.Дмитриев настоял на выпуске в том же 1795 году второго, исправленного издания книги.

 

Название «И мои безделки» Ивана Дмитриева перекликается с названием ещё одной книги-сборника — «Мои безделки» Николая Карамзина. Ведь изначально они планировали выпустить общее издание под двойным авторством и с общей обложкой.
Но в последствии их пути разошлись. Н.М.Карамзин опубликовал свою книгу «Мои безделки» раньше, но название сборника И.И.Дмитриева «И мои безделки» ясно указывает на их общий замысел.

 

Е.В.Пчелов и В.Т.Чумаков пишут:

 
Приоритет использования буквы «ё» принадлежит Дмитриеву. Эта информация также была воспроизведена во многих публикациях и, кажется, никто еще ее не оспорил. Высказывалось, правда, мнение, что 2-ое издание книги И.И.Дмитриева, датированное тем же 1795 годом, в действительности могло быть напечатано позже, но… На книге ясно указан год издания, а предполагать можно что угодно.
 

 

Но от себя замечу:

Найденная мной электронная копия «И мои безделки» И. И. Дмитриева, Москва, ВЪ Университетской Типографїи У Ридгера и Клаудїя, 1795 года издания, не содержит ни одной буквы «Ё»/«ё».
Возможно мне попалось то самое первое издание книги, которое было напечатано без буквы «ё» по ошибке.
Возможно в последствии вышло новое, исправленное издание.
Но найти исправленный вариант книги мне пока не удалось.

 

Николай Михайлович Карамзин

17 августа 1797 г. в Московской университетской типографии напечатана 2-я книжка его стихотворного альманаха «Аониды, или Собрание разных новых стихотворений». В стихотворении «Опытная Соломонова мудрость, или Выбранные мысли из Экклезиаста» Карамзин в слове «слiозы» заменил буквы «їo» на «ё», по одной из версий, положив тем самым начало употреблению новой буквы в книгопечатании.

Буква Ё - Аониды, книжка 2, 1797 г.

Но, сразу же обратим внимание на подтекстовую сноску!
Здесь автор прямо указывает, что новый знак — это "буква е с двумя точками наверху".
То есть, речь здесь идёт не о новой букве «ё», а об известной букве «е» с дополнительной отметкой.

Обратите внимание так же на диакритический знак "циркумфлекс" над буквой «о» в сноске.
Изменяющие звучание буквы знаки были вполне употребимы в дореформенном русском.

Потом, в 1797 году в одном из своих стихотворений в первой книге стихотворного альманаха "Аониды", с буквой «ё» были напечатаны слова зарёю, орёл, мотылёк и слёзы, а также глагол потёк. Правда, до сих пор неясно, была ли это инициатива Н. Карамзина или букву использовал кто-то из наборщиков в типографии. Во всяком случае свой известнейший труд «Истории государства Российского» Карамзин написал и печатал без новой буквы.

 

А первая фамилия с буквой «ё», «Потёмкинъ», была напечатана в 1798 году у Г.Р. Державина.

 

Расставим точки над «ё»

Помимо версий об авторстве Дмитриева и Карамзина, высказываестя гипотеза, что букву «ё» предложила сама Дашкова.

Обычно мысли о главной роли княгини при создании нового символа связаны с парою версий:

 

Так или иначе, но имя и политический вес княгини не оставляют сомнений в том, что:

 

Например, в известной шутливой эпиграмме на Льва Сергеевича Пушкина буква «ё» есть:

 
Наш приятель Пушкин Лёв
Не лишен разсудка,
Но с шампанским жирный плов
И с груздями утка
Нам докажут лучше слов,
Что он более здоров
Силою желудка.
 

 

А в прологе поэмы Николая Некрасова «Кому на Руси жить хорошо» буква «ё» не употребляется, хотя по смыслу и рифме могла бы присутствовать:

 
Свалив беду на лешего,
Под лесом при дороженьке
Уселись мужики.
 
За-жгли кос-тер, сло-жи-ли-ся,
За    вод-кой дво -  е    сбе-га-ли,
 
А про-чие   покудова
Стаканчик изготовили,
Бе-ре-сты   понадрав.
 

Материал из статьи "Буква законна: как «ё» отвоевала право на жизнь. Самой эмоциональной букве русского языка исполнилось 235 лет."
(Статья на сайте "Известия" от 29 ноября 2018г.)

 

И в алфавит новую букву тоже не включили.

Jojo

Уже утверждённая буква «Ё» так и не вошла в Новый толковый словарь.

 

Графика буквы «ё»

Возможно, слишком дорогим было массовое изготовление дополнительных шаблонов и литер для используемых в стране типографских шифтов?

Никто не хотел мастерить литеры новой буквы. Гораздо выгоднее было использовать привычный набор, тем более что в стране было всего несколько мастерских по изготовлению типографских шрифтов, а для самых именитых издательств приобретались шрифты зарубежных, часто французских, производителей.

Видимо именно это и стало первопричиной долгой истории неоднозначного отношения к букве?

 

Стоп. Какие литеры?

 

Приведённый выше текст полностью объясняет графический символ, предложенный княгиней на заседании Академии Российской словесности.

К слову:
 ■   у приближенных к трону авторов, Карамзина и Ломоносова, «И десятеричное» всегда с двумя точками — «ї».
 ■   а у Дмитриева в тех же самых словах с одной точкой — «i»;

 

А была ли буква?

Скорее всего форма буквы «ё» была специально подобрана так, чтобы её можно было составить из литер доступного на тот момент набора:

 

То-есть, в то время не было технических проблем для использования буквы «ё» в печати.

 

Выше упомянутая статья
"Буква законна: как «ё» отвоевала право на жизнь. Самой эмоциональной букве русского языка исполнилось 235 лет."
сообщает нам:

 
Свое официальное место в алфавите буква «ё» получила в 1860-х годах, с легкой руки Владимира Даля. В первом издании «Толкового словаря живого великорусского языка» она впервые следует за буквой «е». А вот Лев Толстой в вышедшей в 1875 году «Новой азбуке» отправил ее на 31-е место, между буквами «ѣ» (ять) и «э». Впрочем, попытки великого писателя внести изменения в официальный язык успехом не увенчались.

В филологической науке спор о букве «ё» шел всю вторую половину XIX века. Звучали предложения в диапазоне от «сделать ее обязательной» до «отказаться и забыть». Были ученые, которые предлагали, помимо «ё», вести также «ö» и «ӭ» с двумя точками для более точно обозначения немецких (Гёте, Рёнтген) или французских (Эжен, Эйзель) слов. Великий Даль в конце жизни предложил вариант буквы «Ѣ» (ять) с двумя точками.
 

Теперь посмотрите на иллюстрацию из статьи (страница Толкового словаря Даля 1868 г. изд.):

frames

В словаре Даля 1863 г. есть буквы «ѣ с умлаутом» и «е с умлаутом»

Этот пример явно свидетельствует, что знак «умлаут» мог применяться для записи "йотированного О" с различными гласными буквами. То есть, не до конца установленный автор не придумал новую букву «ё», а лишь предложил использовать диакритический знак «умлаут» для записи простонародного, "ёкающего" звучания слов.

 

А теперь посмотрите на ещё одну иллюстрацию (страница Толкового словаря Даля 1880 г. изд.):

frames

В словаре Даля 1863 г. буква «ё упомянута как «буква е с двоеточием»

И снова речь здесь идёт не о самостоятельной букве, а о букве «е» с «умлаутом».

 

Скорее всего верна другая версия:

В любом случае, было бы голословным называть новой буквой «ё» две точки над буквой «е» в паре книжек.
Использование буквы «ё» в печати тех лет было настолько не упорядоченным, что складывается впечатление что буквы не было вовсе!

Имел место творческий эксперимент, так окончательно не принятый литераторами Империи. А сама графика и необязательность применения буквы «ё» говорят нам о том что перед нами не новая буква, а ранее уже известная буква «е» с дополнительной отметкой «две точки».

Например в книге «Басни и апологи» И.И. Дмитриева, 1838 года издания, буква «ё» появляется только в произведении "Ёж и мышь" — на странице 136 и в оглавлении.
Больше ни в одном из текстов этой 178-страничной книги буква «ё» не используется. И.И. Дмитриев. Басни и апологи, 1838

 

Поскольку никакой цельной буквы «ё» в типографиях не было — набор текста с буквами «ё» усложнял работу наборщиков, которым требовалось добавлять значок «умлаут» над буквою «е». Это повышало стоимость полиграфии и, соответственно, заставляло авторов и издателей отказываться от «умлаута» ради снижения цен и упрощения типографских работ.

Фактически, пара точек над буквою «ё», как и над буквою «ї» перед этим, стали признаком шарма, престижа для лучших авторов и издательств.

 

Вероятно, тогда это выглядело как красивый шаг.

Но теперь, когда «ёканье» стало нормой, а дореформенный выговор не в ходу — изображение "йотированного О" как "Е с двумя точками" выглядит как случайное совпадение или ошибка.

 

А что о происхождении и графике буквы Ё думает официальная наука?

Снова обратимся к статье "Миф № 7. Написание е вместо ё — грубая орфографическая ошибка", на портале ГРАМОТА.РУ (приведу текст AS IS, постараюсь только привести безумно длинную и плотную простыню в человеко-читаемый вид):

 
Но буква ли это?
Ответ неочевиден.

За 200 лет существования ё в русском письме мнения высказывались полярные.
Так, в статье 1937 года А. А. Реформатский писал:

«Есть ли в русском алфавите буква «ё»? Нет. Существует лишь диакритический значок «умлаута» или «трема» (две точки над буквой), который употребляется для избежания возможных недоразумений...»

Что же «не так» в начертании знака ё, что не только многие пишущие избегают его употребления, но и даже некоторые лингвисты отказывают ему в праве считаться буквой (в то время как ни у кого не вызывает сомнений, что, например, щ – это самостоятельная буква, а не «ш с хвостиком»)?
Неужели все эти люди – сплошь «лоботрясы» и «разгильдяи», как утверждают «ёфикаторы», или причины гораздо глубже?
Этот вопрос стоит того, чтобы над ним поразмыслить. 

Малоизвестный факт:
Предложение Е. Р. Дашковой и Н. М. Карамзина отнюдь не означало, что поиски знака, который мог бы стать буквенной парой к о, прекращены. В XIX – XX вв. вместо ё в разное время предлагались буквы öø (как в скандинавских языках), ε (греческий эпсилон), ęēĕ (последние два знака предлагались уже в 1960-е) и др. Если бы какое-то из этих предложений было утверждено, слово мёд мы бы сейчас писали

Обратим внимание: предлагавшиеся буквы создавались в некоторых случаях на основе о (т. к. шел поиск буквенной пары к о), но чаще – на основе е, что неудивительно: ведь звук, для которого ищется буква, происходит именно из е. Возникает вопрос: в чём был смысл подобных поисков, чем авторов этих предложений не устраивало начертание ё?
Ответ на этот вопрос и приведет нас к пониманию одной из главных причин, по которым буква ё в сознании носителей языка не воспринимается как обязательная. 

В 1951 году А. Б. Шапиро писал:

«...Употребление буквы ё до настоящего времени и даже в самые последние годы не получило в печати сколько-нибудь широкого распространения. Это нельзя считать случайным явлением.

...Самая форма буквы ё (буква и две точки над ней) представляет собой несомненную сложность с точки зрения моторной деятельности пишущего: ведь написание этой часто употребляемой буквы требует трех раздельных приемов (буква, точка и точка), причем нужно каждый раз следить за тем, чтобы точки оказались симметрично поставленными над знаком буквы.

...В общей системе русского письма, почти не знающего надстрочных знаков (у буквы й надстрочный знак проще, чем у ё), буква ё составляет весьма обременительное и, видимо, поэтому не вызывающее к себе симпатии исключение».

Сразу замечу:
Известны результаты исследований, согласно которым сегодня, благодаря полному отказу от практики безотрывного письма за пределами системы школьного образования, до 80% россиян признают что ВСЕГДА используют букву ё на письме.
Потому что так легче воспринимается написанный текст.
 
Шире всего отказ от использования буквы ё распространён:
 ■  при наборе текста на клавиатуре из-за отсутствия навыка 10-пальцевого слепого набора;
 ■  и в полиграфии, когда книжные издательства удаляют букву ё из текста для упрощения работы корректоров, с детства приученных не различать ё и е в сплошном тексте.

Теперь еще раз обратим внимание на знаки, предлагавшиеся в функции буквенной пары к о и создававшиеся на основе буквы еęēĕ (в 1892 г. И. И. Паульсоном предлагался и такой весьма экзотический знак, как е с кружочком наверху).

Становится понятно: шел поиск такого буквенного знака, который, с одной стороны, подчеркивал бы родство с е, а с другой – требовал не трех, а двух раздельных приемов (как при написании й), т. е. был бы более удобен для пишущего. Но несмотря на то, что по начертанию почти все предлагавшиеся знаки удобнее ё, они так и не смогли заменить уже вошедшую в употребление букву. Вряд ли можно ожидать и введения какой-либо новой буквы вместо ё в будущем (по крайней мере, в обозримом будущем).

А мне кажется, что учёные-лингвисты просто боялись отказываться от привычного символа буквы ё. Недаром все выше приведённые знаки визуально практически не отличаются от актуального символа буквы.

...
(часть текста статьи перенесена на страницу "Великая война — Официальное признание")
...

 

Итак, сложилась следующая ситуация, которую мы предлагаем читателям осознать в полной мере:
в функции буквенной пары к «О» в нашем алфавите закрепилась (несмотря на неоднократные предложения о введении другого, более удобного знака) буква, которая несвойственна по своему начертанию для русского письма, осложняет его, требует от пишущих и печатающих повышенного внимания и дополнительных усилий.

 

Тем самым носители языка фактически оказались перед выбором из двух зол:

ну да...

Пример со знаками ударения не выдерживает никакой критики:
Вопервых, знак ударения не является частью нашей повседневной письменной практики. В современной коннотации, это не полноценная часть письма, а пометка.
 
Во вторых, знак ударения может ставиться в каждом слове, иногда по два или даже по 3 раза.
А буква ё встречается в одном слове на 50.
 
Просто совсем негодный пример.

Но надо признать, что первое из этих «зол» далеко не всегда является таким уж злом, поскольку в большинстве случаев ненаписание ё не приводит к существенным проблемам при чтении; грамотный человек вряд ли ошибется и прочитает слово, которое вы только что правильно прочитали, как оши[б’э]тся.

Уважаемый автор, а вы слыхали об эффекте "систематической ошибки выжившего"?
 
Или вы полагаете что ВСЕ, кто читает и пишет по-русски способны не снижая скорости чтения отличить слово "все" (мы все решили) от "все" (мы всё решили) по контексту? Полагаю, не менее 95% граждан нашей страны не являются ни учёными-лингвистами, ни профессиональными дикторами. И не обучены приёмам чтения по диагонали и скорочтению.
 
Более того, иногда подобная сложность при чтении может стать причиной серьёзных проблем.

По словам Н. С. Рождественского, «терпимость орфографии к возникающим вследствие отсутствия буквы ё орфограммам объясняется тем, что таких орфограмм немного».

Да, по статистике словаря буква ё встречается редко.
Но она есть в часто употребимых местоимениях своё, твоё, моё, её, неё, нём... в слове всё и пр.
 
И это помимо других слов, десятка имён и сотен (или даже тысяч) фамилий, в том числе и нерусских, отсутствие буквы в которых делает практически не возможным их правильное прочтение.

Именно поэтому носители языка и предпочитают последовательно уворачиваться от «зла» второго – неудобной диакритики (даже в тех случаях, когда ошибки при чтении все-таки возможны).

А как быть с другим примером "неудобной диакритики" — буквой "И краткое"?
А к вертикальным засечкам Д, Ц, Щ и палочкам-хвостикам б, ф, р, у претензии будут?
Они ведь тоже нарушают ровную линию строки.
 
А что там насчёт теории что выступы, хвостики и штришки наоборот помогают читателю воспринимать слово целиком, не читая?

Можно ли объяснять это исключительно «безалаберностью» пишущего, «равнодушием» его к языку?
По нашему мнению, такие заявления никоим образом не вскрывают истинных причин своеобразной судьбы ё в русском языке.

«Показательно, что, несмотря на всю обоснованность употребления ё, оно до сих пор не может завоевать себе места в нашей орфографии, – писал в 1960 году А. Н. Гвоздев. – Очевидно, практические требования не осложнять письмо берут верх над теоретическими мотивами относительно систематичности и последовательности письменного обозначения фонем».
 

(Да. Я не удержался и навставлял собственных комментариев.)

Вот такое неоднозначное отношение к букве ё было в научной среде с самого её возникновения и сохранилось до наших дней.
 
И такие безнадёжно устаревшие, более чем полувековой давности аргументы в пользу отказа об буквы ё приводит портал ГРАМОТА.РУ в ответ на новую дискуссию вокруг этой буквы.
 
Авторы! Мир изменился. Мы не пишем от руки.
Мы печатаем на компьютере!

------------------------------------

Материал взят из статьи
"Миф № 7. Написание е вместо ё — грубая орфографическая ошибка"
на протале ГРАМОТА.РУ

Так же более человеко-читаемый текст статьи есть на этом сайте
"Миф № 7. Написание е вместо ё — грубая орфографическая ошибка"
Взято с портала ГРАМОТА.РУ. Отформатированный текст.

------------------------------------

 

Так или иначе, но вплоть до реформы Луначарского в 1918 году буква «ё» была не более чем забавой или игрушкой для графоманствующих литераторов. Никто не рассматривал её всерьёз и, потому, буква не получила места в правилах русского языка.

 

 

« Назад
Появление буквы «Ё»
Вперёд »